Город Листригонов

13 ноября 2009

Балаклава - родина ЭПРОНА
Балаклава - родина ЭПРОНА

Сто один пушечный выстрел, произведенный в столице Франции в марте 1856 года возвестил миру об окончании Крымской войны. Прошли годы, десятилетия. Стирались в памяти многие события минувшей войны, забывались затопленные и погибшие корабли. И лишь английский железный винтовой пароход "Принц", затонувший в ноябре 1854 года на внешнем балаклавском рейде, не давал покоя предпринимателям и авантюристам многих стран, заставляя вновь и вновь обращаться к тем ноябрьским трагическим дням.

Не успели англичане прийти в себя от потери легкой кавалерии лорда Кардигана, как их настигла еще одна беда. Разбушевавшаяся стихия поглотила несколько военных судов и транспортов, в том числе - гордость Великобритании винтовой пароход "Принц", прибывший в Балаклаву утром девятого ноября. Командовал пароходом капитан Гудель, доставивший англичанам теплое обмундирование, припасы и секретное оружие для взрыва затопленных русских судов, заграждавших вход в Севастопольскую бухту. В Крым отправили и отряд водолазов под командой сержанта 1-й саперной роты Вильяма Рпея. Но комендант балаклавского порта капитан Дакрес под предлогом отсутствия в бухте места не дал разрешения ввести "Принца" в защищенную гавань. Следует сказать, что внешний балаклавский рейд пригоден для якорной стоянки только в тихую погоду или при северном ветре, от которого защищает скалистый берег. Если же ветер дует со стороны открытого моря, то волны бьются прямо о высокие скалы, поднимающиеся из глубины. Эти скалы надежно защищают скалистый берег и бухту от таких волн, но войти в гавань при сильном ветре и волне на парусном судне или большом пароходе, проделывая крутые повороты, чтобы обогнуть их, практически невозможно.

12 ноября под Балаклавой стояло пять боевых судов, четыре военных парохода, в том числе "Принц", а также множество транспортных и парусных судов. Около 30 военных судов находились в гавани.

На следующий день пошел непрерывный дождь, сопровождаемый жестоким штормом. Небо покрылось густыми свинцовыми тучами. К вечеру море несколько успокоилось, внезапно наступил штиль, продолжавшийся всю ночь. С утренней зарей 14 ноября вновь начались сильные порывы юго-западного ветра. А через два-три часа разразился ураган невиданной силы. Очевидец, наблюдавший эту бурю вблизи Балаклавы, писал: "Воздух был буквально наполнен одеялами, фуражками, шинелями, сюртуками и даже столами и стульями. Макинтоши, каучуковая посуда, постельное белье, палаточная парусина, кружась в воздухе, неслись по долине по направлению к Севастополю. Крыша с дома Раглана (на хуторе Бракера) была сорвана и распластана по земле. Амбары и комиссариатские сараи были полностью разрушены и сровнены с землей. Пятипудовые кипы спрессованного сена кружились на земле. Бочки с ромом катались по лагерю, подпрыгивая на камнях. Большие телеги, стоявшие невдалеке от нас, были опрокинуты, а люди и лошади сбитые с ног, беспомощно катались по земле. Большое стадо баранов бросилось по дороге в Севастополь и целиком погибло под ударами смерча, который вырвал из земли и разбросал целые ряды прекрасных высоких тополей, укрывавших взлелеевшее их балаклавское ущелье.

Обезумевшие от происходящего многие англичане кричали: "Ведите нас на Севастополь! Лучше сражаться с русскими батареями, чем сделаться жертвами бури, оставаясь здесь". Ураган доставил много неприятностей и Балаклавскому Георгиевскому монастырю, где расположились некоторые службы английской армии: повредил церкви и колокольню, погнул крест на храме Святого Георгия, сорвал на большинстве зданий крыши.
Но самые драматические и трагические события разыгрались в море, у скалистых балаклавских берегов. В семь с половиной часов утра ветер усилился настолько, что парусные суда уже не могли уйти в открытое море, где оказались бы в безопасности. Капитан одного парохода "приказал отклепать якоря и пошел в море, с величайшим трудом преодолевая напор ветра. Проходя мимо парохода "Принц", он сообщил сигналом, что погода вскоре еще больше ухудшится и посоветовал тоже уходить подальше от берега. Но командир "Принца", надеясь на сильную машину парохода, остался на месте".

Пытаясь спастись, на судах рубили грот - и фок-мачты, сбрасывали в море все, вплоть до пушек, но уйти от коварного берега удалось немногим. Мачты падали на палубы, калеча матросов, лопались якорные цепи, сильные порывы ветра срывали моряков с палуб, и они исчезали в огромных волнах. Пароходы разбивались на куски о скалы. Спасению погибавших людей мешали не только бурные волны, но и обломки мачт и части деревянных корпусов разбитых судов, носящиеся на волнах бочки с ромом и сухарями, сундуки с нехитрым матросским скарбом и масса разных предметов. Один из капитанов английского судна, очевидец гибели "Принца", так описывает эту трагедию: "В то время как ураган уже бушевал над ним с полной яростью, пароход стоял на якоре на глубине двадцати пяти саженей. Капитан Гудель и агент адмиралтейства Байнтон приняли самые энергичные меры для спасения парохода и, по общему их согласию, все мачты парохода были срублены. К несчастью, такелаж бизань-мачты попал в район действия гребного винта. С каждым его оборотом на него наматывался канат, движение винта все более затруднялось, и машина наконец потеряла свою мощь.

Прошло еще немного времени и порвалась цепь левого якоря. Другой якорь не имел силы удержать пароход на месте, начал тащиться по грунту, и "Принц" задрейфовал к скалистому берегу.

Судьба несчастного парохода была уже решена. Капитан Гудель и капитан Байнтон, сняв с себя верхнюю одежду, объявили экипажу, что с их стороны ничего не было упущено для спасения корабля и что теперь каждый должен заботиться о себе. "Принц" разбился в четверть десятого утра. Море в это время так штормило, что через пятнадцать минут после первого удара о скалу, никаких следов от парохода уже не осталось". Из 150 человек, находящихся на "Принце", спаслись только семь моряков. По некоторым данным, только под Балаклавой разбились одиннадцать военных судов и транспортов. Всего же в ноябрьскую бурю у крымского побережья погибли свыше 30 судов и более 40 получили тяжелые повреждения. Одно судно погибло у Херсонеса, у устья Качи и в районе Евпатории были выброшены на берег десяток транспортов и судов, а между Бель-беком и Евпаторией - восемь французских транспортов с лошадьми...

"Стоимость "Принца" оценили не менее чем в 600 - 700 тысяч фунтов стерлингов, или около 13 миллионов рублей серебром. Число погибших во время бури и попавших в плен достигало тысячи человек. Буря свирепствовала от Боспора до Кипра, где почти все суда сорвались с якорей и затонули. Немало неприятностей она доставила судам и в Дарданеллах.

Русским кораблям этот шторм не причинил особого вреда, хотя буря представляла большую опасность для пароходов, стоявших в Севастопольской бухте. Корабль "Силистрия", затопленный 11 сентября 1854 года между Константиновской и Александровской батареями вместе с другими судами, был разбит штормом и позже на его месте затопили 84-пушечный корабль "Гавриил" (командир - капитан-лейтенант Н. И. Викорст. Несколько пароходов прибило к мели. Из шканечного журнала корабля "Великий князь Константин": "В сорок три минуты десятого кораблю "Великий князь Константин" велено подать помощь пароходу "Громоносец".

"В 50 минут одиннадцатого пароход "Херсонес" сигналом дал знать, что терпит бедствие и имеет нужду в помощи".
"В 10 минут первого сигналом с корабля "12 Апостолов" велено пароходам "Владимир" и "Крым" подать помощь пароходу "Херсонес".


[1] 2 3 4  далее »

Вернуться назад

 Комментариев: 1 | Просмотров: 3596

Комментарии: 1

  1. Очень интересная информация! 23 июля 2010г в БЦКД(бывший ДОФ) открылась Галерея искусства и культуры Балаклавы! Ждём всех в гости!

    An 25.07.2010
  2. Добавить комментарий

    Commenter Gravatar