Город Листригонов

30 октября 2009

Черная дыра Балаклавы
Черная дыра Балаклавы

Тень холодной войны упала на землю 5 марта 1946 года, после исторической речи старика Уинстона Черчилля. "Коммунистические партии, - заявил в Фултоне этот вечно пьяный англичанин, - всюду представляют собой угрозу христианской цивилизации". И началась безумная гонка вооружений. НАТО и Варшавский Договор, войны в Корее, Вьетнаме и Афганистане, Че Гевара, Фидель Кастро и кубинская революция, Берлинская стена, Карибский кризис, Пражская весна, водородная и нейтронная бомбы, подземные бункеры, убежища и заводы...

Проект Иосифа Сталина
Среди многих и многих городов и городков, попавших в эту зловещую тень, оказалась и Балаклава. В начале пятидесятых Иосиф Сталин лично рассмотрел и собственноручно завизировал проект строительства в Балаклавской бухте единственного в своем роде подземного завода по ремонту подводных лодок, а летом 1957 года в этом райском местечке появились горнопроходчики, и закипела круглосуточная, в четыре смены, работа. Что правда, вставший после смерти Хозяина у руля СССР Никита Хрущев отнесся к проекту куда сдержаннее. Осмотрев в 1961 году уже почти готовое сооружение собственными глазами, он махнул рукой и бросил: "Надо отдать все это виноделам!"
Однако стараниями тогдашнего руководства ВМФ виноделам грандиозный подземный комплекс все-таки не достался и в том же 1961 году вступил в строй под кодовым наименованием "Объект 825 ГТС". О масштабах этого сооружения можно судить, к примеру, по тому, что в случае ядерной войны в его подземной гавани могли укрыться целая бригада подводных лодок и несколько тысяч человек, а общая выработка скального грунта за время его строительства превысила 25 тысяч кубометров. Сверхсекретный "объект 825" мог выдержать ядерный взрыв огромной мощности и включал в себя сухой док, цеха, командные пункты и канал, позволявший субмаринам, зайдя в завод со стороны Балаклавской бухты, выходить прямо в открытое море, причем не только в надводном, но и в подводном положении.
Солнце стало выглядывать из-за холодных нейтронных туч в 1989-м, чуть не через полвека после фултонской речи сэра Черчилля. В феврале того года советские войска вышли из Афганистана, а в ноябре рухнула Берлинская стена. Холодная война завершилась. Еще через два года скончался "Союз нерушимый республик свободных", и демократическая Россия принялась делить Черноморский флот с незалежной Украиной. Кстати говоря, Балаклава тоже имела некоторое отношение к краху, наверное, самой великой империи ХХ века. В балаклавской гавани, совсем рядом с "объектом 825", базировались быстроходные яхты генеральных секретарей ЦК и председателей советского правительства. Во время августовского путча 1991 года правительственная яхта "Крым" вдруг срочно покинула бухту и на всех парах двинулась к месту заточения Михал Сергеича. Зачем, история пока умалчивает.

Балаклавская труба
Уникальный балаклавский подземно-подводный комплекс по инерции продолжал функционировать до мая 1994 года, когда из его недр ушла под прощальные гудки последняя российская субмарина. Подземная база подлодок перешла вместе с Балаклавой под юрисдикцию Незалежной и "утратила военное значение". Тем более, что и у ЧФ, и особенно у ВМСУ субмарин нынче осталось не густо.
Некоторое время когда-то суперсекретный объект еще охранялся, а городские власти Севастополя вроде как лелеяли мечту то ли организовать в его чреве казино, то ли выращивать там шампиньоны, но потом, в 1995 году, якобы из-за проблем с финансированием охрану сняли, и...
Вообще, официально самостоятельное посещение подземного комплекса сегодня категорически запрещено ввиду того, что объект находится в аварийном состоянии. Однако нас это обстоятельство, конечно, остановить не могло, равно как не останавливает оно и всех остальных. На самом деле попасть в недра "объекта 825" может любой желающий. У его черной зияющей пасти зевак-туристов поджидают двенадцати-тринадцатилетние "сталкеры" с карманными фонариками. За почти символическую плату они проведут вас по подземным коридорам и расскажут пару-тройку местных легенд-страшилок.
Жители Балаклавы называют это место "трубой" или "черной дырой". В "трубе" действительно очень темно, очень сыро и очень уныло. За семь лет уникальный памятник холодной войны разграблен дотла. Тяжеленные противоатомные двери сданы в металлолом мародерами. Туда же ушли чугунные крышки люков, отчего темные подземные коридоры превратились в опасные для жизни тропы с многочисленными ловушками, в которых уже не один незадачливый турист сломал себе ноги. И как-то верится в то, что охрана была снята с объекта именно из финансовых соображений, благо всем известно, сколь выгоден металлоломный бизнес. Кстати, несмотря на семь лет беспримерного грабежа, в штольне и поныне еще есть чем поживиться мародерам, так что охрану в ближайшее время тут вряд ли восстановят.
Кроме того, кое-где на стенах удивительно хорошо сохранились инструкции для моряков. "Военнослужащий должен твердо знать и соблюдать правила обращения с оружием и боеприпасами, - читаем на одной стене. - Несоблюдение этих правил может повлечь за собой несчастные случаи и аварии. Поспешность при работе с оружием и боеприпасом недопустимы".
На других стенах можно обнаружить схемы устройства боевой торпеды или правила подготовки торпеды к выстрелу. А вот классика военной пропаганды, знакомая каждому, кто служил в Советской Армии или Военно-Морском Флоте. "Наш лозунг должен быть один: учиться военному делу настоящим образом!" И скромная подпись: В.И.Ленин.

Mузей холодной войны
И в нынешнем, разграбленном и искореженном, виде подземно-подводный балаклавский комплекс производит на туристов, если они возвращаются из его недр целыми и невредимыми, сильное впечатление.
- Что делать дальше с черной балаклавской дырой? - над этим вопросом стоит поломать голову. В свое время в нее ушли миллионы и миллионы долларов. Сейчас подземный комплекс можно либо оставить на дальнейшее разграбление, либо попытаться использовать и вернуть хотя бы часть некогда вложенных средств.
В последнее время группа энтузиастов муссирует идею создания в балаклавской штольне музея холодной войны.
- Только на проходку этой штольни длиной в восемьсот метров было затрачено 69 миллионов советских рублей, - говорит один из авторов идеи, бывший подводник, председатель севастопольского "Морского собрания" Владимир Стефановский. - Получается, сейчас они просто зарыты в землю. Когда мы говорим о пенсиях, о зарплате, многие с тоской смотрят туда, на эту дыру в балаклавской горе.
- Экспонатами будущего музея холодной войны, - считает Стефановский, - могли бы стать атомные торпеды, мины, химическое оружие, другие виды вооружения, применявшиеся в годы противостояния двух сверхдержав. В док можно было бы загнать подводную лодку, а стены украсить, ну, например, портретами членов советского Политбюро.
Говорят, что на этом, как сейчас выражаются, конверсионном объекте уже побывали торговые атташе из сорока трех стран мира. Смотрели, удивлялись, прикидывали, что к чему. Однако инвестировать в черную дыру деньги пока что никто не собирается. Да и соберется ли?
На одной из стен пребывающего ныне в аварийном состоянии грандиозного подземно-подводного комплекса сохранилась поучительная, советских времен, надпись: "Нет аварийности оправданной и неизбежной, аварийность и условия ее возникновения создают люди своей безответственностью и безграмотностью". Без комментариев.

Источник: газета "Крымское время", Александр МАЩЕНКО.


Вернуться назад

 Просмотров: 2799

Добавить комментарий

Commenter Gravatar